Уголок Главная страницаНаписать письмо Пустышка
Название
Среда, 17 июля 2017 года
О проектеКоординатыСемейная политика

Последние публикации

03.04.2017

Обращение губернатора Санкт-Петербурга в связи с трагедией в петербургском метрополитене

Обращение Губернатора Г.С.Полтавченко в связи с трагедией в петербургском метрополитене
Архив




Село Давыдово. Социальное служение православной общины

Государевы люди

Морской волк, летчик, академик

Морской волк, летчик, академик

Есть в Петербурге такая организация «Вологодское землячество». Объединяет она земляков по рождению. В Петербурге они живут давным-давно, у всех семьи, внуки, а у кого-то и правнуки. Есть в ней люди разные по званию, но все, безусловно, — герои, подробности их жизни удивительны. Сегодня «Петербургская семья» публикует рассказ об одном из них — академике Павле Николаевиче Коробове.

 

С адмиралом выпить великое дело!

85-летний Павел Николаевич Коробов — академик, преподаватель Лесотехническая академии (пришел туда, как сам утверждает, «недавно»  — в 1965 году), и теперь там работает, заведует кафедрой математических методов и моделирования во время Великой отечественной войны, до декабря 1945 воевал на северном флоте. Потом захотел стать летчиком, и стал не привык отступать, в том числе, и от собственных решений.

Помимо боевых наград у него есть научные. Например, медаль им. П. Л. Капицы Российской академии естественных наук (РАЕН).

«Вот что скажу: после похода с адмиралом выпить  великое дело! подмигнул Павел Николаевич в самом начале встречи контр-адмиралу Льву Давыдовичу Чернавину. — Когда-то я знал адмирала постарше Арсения Григорьевича Головко. Того самого, что, встречая в Екатерининской гавани корабль, поздравлял с удачей или Победой и приглашал на застолье с жареным поросенком, поздравлял команду с удачей или Победой. Кстати, это разные вещи. Удача, когда подводной лодке или кораблю удавалось потопить, например, сторожевик. Победа, когда речь шла об уничтожении морского транспорта, на борту которого иногда были целые дивизии с вооружением. О доблести команды можно было узнать по количеству холостых выстрелов при входе в бухту стреляли по числу потопленных вражеских судов, обычно от одного до трех раз. На банкете с жареным поросенком можно было напиться и свалиться под стол никаких взысканий не причиталось. Но я был таким махоньким, что по части спиртного старался не переусердствовать, и обычно одного-двух мужиков еще тащил восвояси после этаких «посиделок…».

Ладно, носи усы!

Рассказчик Павел Николаевич отменный. Причем, говоря о морских победах, подчеркивает: не о себе ведь только рассказываю о наших Североморских подводниках. Ему очень хотелось летать, поэтому море сменил на небо. Школа летчиков, высшее военно-морское авиационное училище. «Однажды к нам прибыл удивительный генерал, рассказывает. Летал на подаренном ему в войну истребителе авиакобре. Прилетал на своем самолете, а там, куда являлся, требовал местный. Когда прилетел к нам, увидел меня и говорит: «Усатый, а ну, иди сюда!» Я подошел, отчеканил: «Курсант такой-то…» Он говорит: «Полетим, проверим, как летаешь. Если будешь плохо летать, усы прикажу сбрить на старте!» Старт это квадрат, в котором курсанты отдыхают до и после полета. Я говорю: «Э, нет, товарищ генерал (я же с флота был, смелый парень), у вас же он новый, а у нас весь скрипит, все у него шатается, мотор не тот». «Хорошо, ты полетишь на моем, а я на твоем», заявляет. Тут у меня сердце ёкнуло. Как же тягаться с генералом, начальником училища, Героем Советского Союза, сбившим к тому времени 26 самолетов противник! Летим: он ведущий, я ведомый. Он на моем скрипучем аэроплане… Парой пошли, я и забыл, что лечу с генералом, увлекся. Вдруг смотрю, моего ведущего нет… Посмотрел, плохи мои дела, теряю высоту. Выкрутился: переворот через крыло, свеча. Вижу, он остался внизу. Мотор-то у него другой. Самолеты одинаковые, а возможности у них разные. Еще один переворот через крыло, и порядок! Закончился учебный бой. Пошли на аэродром. Слышу в наушниках: «Нам осталось удачно сесть!» Зашли на посадку парой. Как положено, сели. Бегу к его самолету: «Товарищ генерал, разрешите получить замечания!» Подаю летную книжку. «Ладно, носи усы!» разрешил он благосклонно…»

Среди семейных реликвий

Дед Павла Коробова служил на Балтике, в эскадре адмирала Рожественского. Семейной реликвией стали золотые швейцарские часы. «Петру Коробову, лучшему комендору эскадры. Адмирал Рожественский», было выгравировано на крышке ценного подарка. Кроме того, у легендарного деда был Георгиевский крест.

«В те времена было устроено так: если у крестьянина один сын, то этого сына в армию не брали. Если два или три, брали одного. По жребию, или просто назначали. А мой Петр Сергеевич, младший из трех, пошел на флот и 7 лет там отслужил. После службы остался в Кронштадте, работал в оружейных мастерских. Однажды съездил в свою деревню, в нашу Вологодскую губернию. Женился, и, конечно, жену взял статную, красивую, работящую в прежние времена только так выбирали невест. Привез ее в Кронштадт. А в Андреевском соборе служил его земляк Иоанн Кронштадтский, который подарил деду Евангелие, эта книга до сих пор у меня хранится, рассказывает красиво, слушаешь, как будто пьешь мед, Павел Николаевич. Раньше в России хорошим мастерам платили большие деньги, и в мастерских дед хорошо заработал. Когда приехал домой, туда, где родился и где жили его предки, как думаете, что купил или сделал в деревне примерно на 60 домов? Скажу еще: человек он был набожный. Не пил, сальца не ел (считал, что это лесная собака), не курил, не пил. Но не запрещал жене и сестре пить пиво… Детей любил. Вот и построил на свои деньги в деревне школу на два огромных класса, шесть окон в одну сторону, три в другую. Так построил, что ребятишки могли и зимой в ней босиком бегать, пол был теплым. Потом эту школу почему-то перенесли в другое место. А в 1999 году я был в деревне в первый раз после своего рождения, а увезли меня оттуда на шестом году жизни. Школа стоит, но не работает. И вот мне из Никольского района Вологодской области Куваев, журналист местной газеты сообщил, что было там 68 сельских школ, а на сегодняшний день осталось шесть, и их приказано к сентябрю закрыть. Беда общероссийского масштаба!..»

Академик переживает: если образование не поддерживать, а науку финансировать скудно, куда скатимся? «Мой отец был сигнальщиком, служил на первом в мире судне спасательном катамаране «Волхов». Помню, что в нашем доме раньше все стены были кораблями увешаны, но здесь я не о кораблях, расстраивается. Сигнальщики и спасатели нам в любые времена необходимы…»

На вопрос о том, что не устраивает в сегодняшнем дне, вызывает тревогу, отвечает, ничуть не задумываясь,: «Одна проблема: слишком быстро приходит старость. Вторая: чаще всего, старики неизбежно остаются в одиночестве. У внуков свои семьи и дела, а правнуки еще маленькие. Развязать этот морской узел редко кому удается… Есть у меня три внучки и два правнука: одному, Ивану Алексеевичу в мае будет шесть лет, а второму, Роману Евгеньевичу, тоже в мае, исполнится год. Хорошие ребята растут дай бог им здоровья!»

 
P.S.

В городском Комитете по социальной политике ветераны Великой Отечественной войны члены «Вологодского землячества» собрались накануне памятных майских дней.  

«На войне, как на войне. После Победы в их судьбах уместилось столько, что обо всем рассказать невозможно, — объяснил советник председателя главного городского социального ведомства, тоже член землячества Виталий Виноградов. — Одно очевидно: сколь бы трудными не были обстоятельства жизни, они никогда не сдавались, и сейчас, по мере сил, не сдаются. Эту науку хорошо бы оставить внукам, правнукам, и так далее, а для этого важно, чтобы не забылись, не стерлись из памяти тех, кто придет после, факты из их судеб…»


Евгения Дылева, специально для "Петербургской семьи"



Далее
Далее
Далее
Далее
Далее

Петербургский сюжет

Тотальный диктант в Плехановском университете написали в легендарной аудитории

8 апреля в стенах первого экономического вуза страны - в Плехановском университете - более 600 человек написали тотальный диктант. Текст диктанта прочитал Сергей Жигунов, советский и российский актёр, кинорежиссёр, заслуженный артист Российской Федерации. Мероприятие проходило в исторической аудитории университета, где в разное время выступали поэты Валерий Брюсов, Владимир Маяковский, проходили концерты Владимира Высоцкого. В этом зале и сейчас проходят знаменательные события. Год назад в этой же аудитории уже проходил Тотальный диктант, где диктатором выступал Сергей Безруков, а в ноябре 2016г. Плехановский университет принял в своих стенах первый Тотальный диктант на английском языке «Spell Well», который прочитал Владимир Познер.

Далее
Зарегистрировано как средство массовой информации 21 сентября 2007 года. Свидетельство - ЭИ N ФС77-29483
При полном или частичном использовании материалов, ссылка на www.spb-family.ru обязательна. © ООО «ИК «Артцентуриос», 2007.